ПЯТЬ МИФОВ О ГЕРОЕ

Читаю тексты начинающих авторов и часто удивляюсь, как же похожи их как создать яркого героягерои. Иногда кажется, что новички пользуются специальной программой по созданию героев: напечатал «нужен положительный во всех отношениях робот-разведчик, в которого влюбится дочка президента», и - р-р-раз! — программа выдала гибрид Терминатора и Штирлица. Эти «Штирминаторы» получаются настолько банальными и неправдоподобными, что хочется взять подобного героя за уши, брезгливо отдать обратно автору и предложить поработать с героем «от противного». То есть переписать все его идеальные качества «наоборот». Кстати, действенный метод! Советую применить, если вы найдете в своем герое отголоски одного из пяти самых избитых мифов о герое:

1. Герой должен вызывать симпатию

В том, что герой непременно должен быть обаятельным симпатягой, уверены все начинающие авторы. Вот и появляются загорелые двухметровые блондины-киллеры и безупречно красивые финансистки-владелицы банков, заводов, пароходов. Возможно, такие писаные красавцы и вызывали бы симпатию со стороны читателя, если бы читатель мог в них поверить. Хорошо, говорят начинающие авторы, мы получим читательские эмоции другим путем — сделаем героя некрасивым, но добрым. Пусть он с утра до вечера пропадает в хосписах и прикладывает завернутый в тряпочку лед к горячим лбам больных. Но и этот трюк почему-то не проходит. В действительности читателю намного важнее уникальность героя, наличие у героя каких-то необычных качеств или умений. Мы не можем назвать Ганнибала Лектора ни симпатичным, ни добрым, ни красивым, однако этот герой, несомненно, вызывает симпатию со стороны читателя, так как обладает уникальными качествами — острым умом и способностью мыслить как преступник. Читатель невольно восхищается этим персонажем.  Точно так же герой романа Зюскинда «Парфюмер», убивающий девушек, точно не подпадает под категорию «обаятельных симпатяг», но он обладает уникальными качествами — невероятно тонким нюхом и маниакальным упорством в достижении своих целей. Поэтому читатель ни в коей мере не сочувствует злодею, но втайне восхищается им: «Если бы я был безумным маньяком, я бы хотел походить на парфюмера Жан-Батиста».

2. Герой должен всех победить

В финале герой должен всех сделать, вскинуть вверх окровавленную руку и прокричать «Ну здравствуй, хеппи-энд!» — это неправильная установка. Правильная установка — герой должен пройти через конфликт (один или несколько) и измениться. Можно ли сказать, что Скарлетт О'Хара победила? Едва ли. Да, она прошла через войну, сумела выжить и вернуть богатство. Да, она получила Эшли. Но в финале книги мы понимаем, насколько призрачна эта мнимая победа, и какие потери за ней стоят. Герой книги Алексея Иванова «Географ глобус пропил» и вовсе проигрывает школьной системе образования — в финале его с треском выгоняют из школы, где он работал учителем географии. Но герой в начале книги и в конце — это два разных человека. Внутренние изменения произошли, герой пережил конфликт и вышел из него «другим» — читателя интересует психология, а не десятки замоченных монстров.

3. Герой должен быть суперменом

В книгах начинающих авторов часто нет места обычным человеческим слабостям. Герои не спят, не едят, не курят, не читают книги на диване после работы. Они либо превращаются в мачо, способных пять дней бежать по лесу без воды и пищи, либо в рафинированных джентльменов, стесняющихся сообщить читателю, что им нужно на минутку отойти по малой нужде. Понятно, что не стоит превращать книгу в анатомическое пособие, но изредка разрешать герою сделать что-то обыденное все же стоит. Даже если вы пишете о межгалактических механических утках... Уткам тоже иногда нужно подзаправиться межгалактическим пшеном.

4. Герой не должен ничего рассказывать читателю

Часто бывает, что бронтонавт Урик Большеносов Второй из двадцатого дистрикта планеты Курпункулос три первые главы отчитывает стандартизатора Пукиуса за то, что тот позволил войскам галаноидов овладеть ежоевидными полями и ворваться на территорию завода по переработке палтусов. Следующие две главы герой Урик вместе с злосчастным Пукиусом убегают от грязнозябров, сражаются на дракопрях и отстреливаются думбами. Что-нибудь понятно? Нет! А вот автор почему-то считает, что читателя не стоит посвящать в курс дела. Пусть сам догадается, зачем нужны думбы и что делают на заводе с палтусами. Однако читателю, который хочет расслабиться после напряженного дня, не хочется без объяснений вникать в такую сложную историю. В этой связи я всегда советую перечитать начало саги про «Гарри Поттера» и поучиться у Роулинг неспешному, мастерскому введению читателя в придуманный мир.

5. Герой должен все рассказать читателю

А это уже другая крайность. Если повествование идет от первого лица, то герой так и норовит вывалить на читателя кучу ненужных подробностей: от цвета носков до вкусовых предпочтений своего ручного тарантула. Если повествование идет от третьего лица, то у героя, как правило, есть друг, с которым можно много страниц мусолить подробности дела, переживания и мысли. Особенно занятно, когда герой рассказывает другу то, что они оба и так отлично знают, например, историю возникновения волшебного мира: «А помнишь, как появилась наша страна? В тот день, когда Король Гром-Молниус принял решение об объединении, ты сказал... А я еще сказал тебе на это... Но ты возразил... А король... А я...». Получается этакий диалог склеротиков. Возможно, некоторые авторы считают, что в их книге без подробных сносок и объяснений не разобраться, но можно хотя бы предоставить такую возможность читателю. Читатель, вообще, часто умнее, чем думает о нем писатель. И это — главное, что стоит запомнить начинающим авторам!

Кстати, здесь я писала о том, как создать нетипичного героя с помощью «ломки шаблона».

Поделиться в соц. сетях

Опубликовать в LiveJournal

4 comments

  • За героями нужно наблюдать. Они сами все расскажут и покажу, если автор даст им свободу.

  • Дарья Корж

    К сожалению, иногда, если дать героям свободу, они творят тако-о-ое

  • Нелли Мартова

    Отличная статья, Даш!

    Добавлю один совет от моего редактора:

    «Допустим, пишу я про каких-нибудь инопланетян, все придумал, тема не идет, мертвяк, потом делаю вид, что пишу о турках, ну, такие гипертрофированные турки с зелеными ушами, и сразу у меня куча воспоминаний, ассоциаций, оживают персонажи».

    • Дарья Корж

      Спасибо, Нелли

      Замечательный совет — сразу двух зайцев убиваем: открываем простор для фантазии и превращаем работу над книгой в развлечение и чудесную игру

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *