5 ошибок при работе с остросюжетной подростковой прозой на примере «Дикого острова»

Приветствую, писатели! Представляю вам любимую рубрику — писатели, которые лопухнулись :) Сегодня мы разберем, что не так с триллером в категории янг-эдалт «Дикий остров» Брайони Пирс, у которого, как мне кажется, неоправданно высокие оценки на некоторых книжных сайтах. Надеюсь, этот разбор предостережет вас от трат на книгу, которая точно того не стоит.

brajoni-pirs-dikij-ostrov

Писательница Брайони Пирс с книгой

Итак, почему «Дикий остров» никогда не завоюет славу «Голодных игр» Сьюзен Коллинз или «Королевской битвы» Косюн Таками (а уж тем более — «Повелителя мух» Уильяма Голдинга), хотя автор явно целился в эту когорту авторов, устраивающих битвы между подростками:

⇒ ОШИБКИ 1-2. Нет точки невозврата и у героев непонятный статус (хозяин или жертва положения?)

Давайте начнем с начала. Аннотация обещает нам следующее:

Либо охотишься ты, либо охотятся за тобой! 10 команд 5 человек в команде 3 дня 1 миллион фунтов стерлингов каждому игроку команды-победителя. Ставки высоки, но это того стоит! Миллионер-затворник Маркус Голд объявляет о состязании для подростков, которое он проведет на своем собственном острове.

 

 

Пятеро друзей — Бен, Лиззи, Уилл, Грэди и Кармен — недолго думая соглашаются, ведь приз составляет один миллион фунтов… каждому. Но вскоре после прибытия на остров они начинают сожалеть о своем решении — команды-соперники открывают настоящую кровавую охоту на них… Смогут ли друзья продержаться вместе до конца? Когда на карту поставлена жизнь, узнаешь, кому действительно можно доверять.

Звучит захватывающе, да? Для того, чтобы это на самом деле было захватывающим чтением, нужно было добавить небольшой секретный ингредиент под названием «невозвратность». В хорошем янг-эдалт триллере у героев не должно быть пути к отступлению. Проще говоря, весь саспенс, все напряжение наступает после того, как главный персонаж прошел так называемую точку невозврата.

Представьте, что в «Голодных играх» герои участвуют тупо за деньги или из интереса. Это сразу другие характеры, которыми двигают другие мотивы. Это уже совсем не столь захватывающе...

Представьте, что в «Бегущем в лабиринте» герой в любой момент может вернуться в теплую уютную комнату из смертельного лабиринта, где ему противостоят жуткие слизняки...

Представьте, что в «Королевской битве» подростки начинают резать друг друга на кусочки из зависти... Будете ли вы все это читать? Нет, конечно, нет. В подростковом (и не только!) жанре работает такая интересная штука — герой не может быть злодеем. Как правило, герой на стороне добра, а если переходит на темную сторону, то ненадолго, чтобы в итоге найти там свет.

begushhij-v-labirinte

Фотоприкол: Китнисс из «Голодных игр» догоняет Томаса, "Бегущего в лабиринте

"

Читатель-подросток ассоциирует себя с героем, поэтому герой не может быть подлецом, который руководствуется исключительно корыстными мотивами. Нужно помнить о подростковой психологии. «Юных взрослых» не интересуют корыстные мотивы, деньги им если и нужны, то для того, чтобы решить какие-то серьезные проблемы или поднять свой статус, то есть деньги решают внутренние проблемы.

Случается, писатели нарушают правило «хорошего героя» в подростковом триллере. Тогда в фокусе повествования персонажи, которые ведут себя ммм... неоднозначно. Но такой неоднозначный герой — всегда заложник смоделированной автором ситуации, в которой ему ничего не остается, кроме как действовать неправильными и недетскими методами.

Так, скажем, в «Повелителе мух» герои оказываются на острове в результате авиакатастрофы. В «Бегущем в лабиринте» подростки собраны в закрытой локации лабиринта в результате эксперимента. «Голодные игры» проводятся в назидание о революции, и дети не могут отказаться от участия в них. В «Королевской битве» детей заставляют сражаться в рамках боевой программы. То есть все герои, вынужденные вести себя неоднозначно, убивать и сражаться, — заложники ситуации.

Ошибка 3. Нет убедительной мотивации

Соответственно, герой в ЯЭ — всегда жертва обстоятельств, которая постепенно овладевает ситуацией, заставляет обстоятельства покориться ему. Герой проходит путь от жертвы до хозяина ситуации/мира; именно ради того, чтобы посмотреть, как персонаж пройдет этот путь, подросток читает книгу. То есть мы приходим к закономерному выводу — автор должен поставить героя в такую ситуацию, из которой, в идеале, герой не может выбраться или, что хуже, не может выбраться без очень значимых потерь.

Теперь вернемся к героям «Дикого острова». Автор выбирает для своей книги банальную со времен «Повелителя мух» локацию — остров. Окей, замкнутое пространство отлично подходит для ЯЭ триллера. Но есть небольшая оговорочка. Герои могут покинуть этот остров, во всяком случае, они так думают.

Точку невозврата надо вводить как можно раньше, чтобы успеть заинтриговать читателя по максимуму. По идее, она должна быть пройдена, когда герои попадают на остров (и то — поздно для подобного рода книг, точку невозврата нужно проходить в самом-самом начале). Но нет, герои уверены, что они могут вернуться на пристань и идут дальше добровольно (!).

Хорошо, тогда точка невозврата — это первое испытание. Должны же герои уже понять, что они в ловушке? Но нет. Герои находят в секретной шкатулке человеческий зуб и понимают, что должны заменить этот чужой зуб своим. Кто-то из членов команды должен пожертвовать собой. Тут пора бы испугаться и хотя бы попробовать вернуться домой. А наши герои поступают иначе.

«– Воды, – прохрипел я. Больше всего мне хотелось вымыть всю эту гадость изо рта. – Пока нельзя, – Кармен сжала мою руку, – пусть десна немного заживет. Девочки снова подняли меня на ноги, и меня опять повело в сторону. В глазах сверкало, мир кружился в каком-то сумасшедшем вальсе. Я провел рукой перед глазами, но она промелькнула каким-то смазанным пятном. Вздохнув, Кармен взяла меня под руку. – Я знаю, что в каком-то смысле ты пошел на это ради меня, чико, – тихо произнесла она. – Я сделаю все, чтобы твоя жертва не была напрасной. – Он сделал это и ради меня, – сказала Лиззи, – он знает, что я хочу выплатить ипотеку.»

О как! Слабо вырвать у себя коренной зуб ради того, чтобы твоя подружка смогла выплатить ипотеку? Дальше больше. Одну из участниц группы крадет соседняя команда, чтобы отрезать ей руку и положить в тайник для прохождения квеста. Приятели находят свою подругу без руки, как вы думаете, что они решают делать? Правильно, идти к финишу.

«Я посмотрел на Кармен, и меня передернуло. Нет, о соревновании нечего и думать. – Нужно возвращаться домой, – сказал я. Уилл едко посмотрел на меня. – Мы уже отстаем на полдня. Нам ни за что не победить, да и… вы все еще этого хотите? – рассуждал я, указывая на лежащую без чувств Кармен. – Что, если ты прав и в других тайниках вещи похуже? Что тогда – будем резать друг друга на части? Уилл покачал головой: – Нет, но…»

У них есть сигнальные шашки и возможность подать сигнал бедствия. Они могут вернуться к пристани, где их высадили, и попросить о помощи. Да, в конце книги мы узнаем, что на самом деле им бы никто не помог. Но герои об этом не знают, соответственно, они считают, что у них есть путь к отступлению, но этой возможностью не пользуются. Таким образом, автор совершает сразу две ошибки — не заставляет героев пройти точку невозврата и не предоставляет своим персонажам благородного мотива, напротив, показывает, что они руководствуются корыстными мотивами. У героев нет возможности пройти путь от жертвы обстоятельств к хозяину положения.

Ошибка 4. Плоские характеры

Герой ЯЭ должен очаровать читателя, для этого он рассказывает свою историю. Бывает, что авторы так концентрируются на этом общеизвестном правиле, что забывают про других персонажей. Это в компьютерной игре можно населить мир злобными орками и добрыми эльфами, не давая никаких пояснений к характерам. В мире ЯЭ такой номер не пройдет. Что толку от яркого, интересного героя, который сражается с плоскими тенями бок о бок с другими картонными фигурками, из которых во все стороны торчат неряшливые нити?

golodnye-igry

Кадр из фильма "Голодные игры

"

В ЯЭ герой почти всегда действует в группе, в компании — взрослых, друзей-подростков, других сущностей. Вам придется оживить не только вашего персонажа, но и остальных членов группы, продумать им историю и правдоподобный характер. Почему в «Голодных играх» Китнисс ведет философские диалоги с другими персонажами? Чтобы оживить этих героев.

В «Диком острове» автор, увы, не дает герою магию для оживления друзей. Редкие диалоги не по делу выглядят глупыми, неправдоподобными. Писательнице Брайони Пирс стоило бы задуматься, почему ее более опытный коллега Стивен Кинг не превращает «Оно» в бесконечные побоища «компашки  подростков» с чудовищным клоуном.

Казалось бы, чего проще, заманить героев в подземелье и дать им сразиться с монстром, попутно описывая в самых зловещих подробностях оторванные конечности? Но нет же. Кинг тратит уйму читательского времени и страниц на создание достоверных героев, на работу с характерами. Этим он достигает нескольких целей. Чем ярче раскрываются характеры, тем интереснее читателю, тем лучше показана борьба со злом (ведь побеждает не оружие, а личность).

Тем более лихо закручена интрига.

5. Отсутствие подробностей

Приключения и триллер — это всегда детали. Вернемся к тому же Стивену Кингу. Сравним описания?

ono

Кадр из фильма "Оно

"

Вот как описывает Кинг подвал в хорроре «Оно»:

«В этот день из-за сильнейшего наводнения, почти потопа, подвальный запах был еще противнее, чем обычно. Их дом располагался достаточно высоко по Уитчем-стрит, рядом с вершиной холма, так что они оказались не в самом худшем положении, но вода все равно стояла на полу подвала, просочившись туда через старый фундамент. Запах был таким неприятным, что дышать приходилось часто и неглубоко. Джордж принялся быстро-быстро перебирать лежащий на полке хлам: старые банки с обувным кремом «Киви», бархотки для чистки обуви, разбитая керосиновая лампа, две почти пустые пластиковые бутылки «Уиндекса», старая канистра с полиролью «Тэтл». По какой-то причине канистра так поразила его, что он провел тридцать секунд, зачарованно глядя на черепаху на крышке. Отшвырнул канистру от себя… и наконец-то нашел нужную ему жестянку с надписью «Галф».»

А вот описание подвала из триллера Пирс:

«Сама по себе комната оказалась не такой уж большой, около трех квадратных метров. Она была сплошь белая – белая плитка на полу, стены выкрашены белой краской. Лампочки были вмонтированы в потолок, также выложенный белой плиткой. На одной стене мы заметили десять мониторов, выстроенных в два ряда по пять. Безжизненные.»

Все, я не шучу. Дальше начинается действие. В каком из двух случаев картинка сложилась у вас в голове? Наверное, Кинг все же не дурак, что тратит столько сил на описания и детали.

***

Кстати, сравним обложки русской и американской версии «Дикого острова». Вам какая больше нравится?

***

Хотите разберем, как устроено качественное янг-эдалт фэнтези на примере одной очень интересной подростковой книги? Если да, то поставьте «+» в комментариях!

***

Не забудьте, друзья, много хороших и не очень триллеров мы как следует разберем на курсе «Саспенс: секреты захватывающего текста», который стартует в понедельник 28 октября. За подробностями — СЮДА!

Творческого вам октября!

Поделиться в соц. сетях

Опубликовать в LiveJournal

One comment

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *