ФИАЛКИ НА НОВЫЙ ГОД

Этот мой третий опубликованный за год рассказ, на самом деле, должен быть первым. Написала я его очень давно, раньше других, но по неопытности стала рассылать рассказ по журналам в конце ноября-декабре. Абсолютно новогодний рассказ! Конечно, это была ошибка.

В итоге, в декабре мне ответил редактор журнала «Южная звезда», который написал, что рассказ ему понравился, но он сможет опубликовать его только через год, в следующем декабрьском выпуске. Я согласилась, и вот, наконец, дождалась публикации. Пока журнал в печатном виде едет ко мне по почте, я хочу поделиться рассказом здесь, с вами! Это рассказ о новогоднем чуде, которое обязательно происходит хотя бы раз в жизни. Произойдет и с вами, я обещаю!:)

И на всякий случай, напомню начинающим авторам — очень «выгодно» писать рассказы под конкретные праздники, например, Новый год, 8 марта, День Святого Валентина и т.д. Такие рассказы охотно публикуют. Но при этом учтите, что высылать «тематические рассказы» в редакцию нужно за 3 месяца до самого праздника, иначе рискуете не успеть. А рассказ к Новому году лучше и вовсе посылать в августе.

Фиалки на Новый год

— Из социальной службы, помогаем одиноким девушкам — подмигнул Дед Мороз и заглянул девушке в лицо...

 

Январская оттепель была внесена в метеорологические архивы Петербурга как уникальная. Мало, что после первого января отметка на городских термометрах устойчиво держалась выше нуля, ни разу не спустившись в противный минус. Так еще и фиалки расцвели. Правда, не по всему Питеру, а только на Невском, возле дома № 10. В небольшом внутреннем дворике обнажилась нежно-зеленая, расцвеченная фиолетовыми вкраплениями поляна в форме сердца. По крайней мере, именно сердце виделось многочисленным парочкам, которые сразу окрестили фиалковое раздолье «любовным оберегом». Влюбленных в холодном городе на Неве было столько, что непонятно, как пылкий жар их сердец до сих пор не превратил северную Венецию в горячие тропики. И все они веселыми ручейками стекались к «сердечной поляне». Окрестные старушки, которые философскими аспектами не мыслили, нежно ворчали на «иродов, что табунами ходят». Ученые разводили руками, приписывали фиалковый бум то неправильному течению Гибраалтара, то какой-нибудь хвостатой комете. И только двое жителей «аномального» дома знали, в чем дело. Выходили по вечерам вдвоем на балкон и томно вглядывались в фиалковое море: «Какая красота! А ведь совсем недавно...»

Филипп Аристархович сидел за столом и сосредоточенно заполнял бланки. «Новая барби с кеном и парикмахерской, большая лошадка, совсем как настоящая, браслет, как у мамы... Надеюсь, у мамы не бриллиантовый?», — бормотал он себе в бороду. Железная дорога, еще одна, и еще одна... Странно, что теперь эта игрушка стала нравиться девочкам. Вот они, ростки феминизма! То ли дело...". Он не договорил. В дверь глухо стукнули, и, не дожидаясь ответа хозяина, в избу ввалились три деда мороза в ярко-синих шубах с нашивками в виде снежинок на рукавах.

Эк у вас тепло! — Недовольно заметил самый высокий из них, судя по суровому взгляду и отличительному значку-снеговику на груди, старший. — Поди все печати растаяли? Если рефрижератор плохо работает, напишите заявку. Пусть починят.

— А мы уже написали, — язвительно откликнулась белокурая снегурочка, до этого момента тихо сидевшая в углу, — только толку! Приходил намедни гном, элем запахло уже с порога. Помахал палочкой-починилочкой и превратил нам старинный канделябр ручной работы в лягушку. На том с ремонтом и покончили.

Коренастый дед мороз с короткой бородой громко хмыкнул, старший кинул на него испепеляющий взгляд, а снегурочка, наоборот, глянула с симпатией и отложила в сторону журнал «7 полярных ночей для настоящих снежных цыпочек».

— Починим, — коротко сказал старший и, вытащив из кармана шубы снежок, приложил его ко лбу, — Жарко у вас, работать невозможно!

Снегурочка недовольно повела плечами, но встала и открыла настежь окна. Вкусный морозный воздух ворвался в комнату веселым потоком.

— Мороженого не хотите, — смущенно предложил Филипп Аристархович, — есть новое, со вкусом итальянской паннакоты.

— Мы вообще-то по делу, — начал было старший и махнул рукой, — а впрочем, давайте! Умаялись за день.

Снегурочка быстро вытащила из закромов скатерть-самобранку, старую, штопанную-перештопанную, но исправную. Развернула скатерть со всеми тарелками, бокалами, ложками. В центре возвышалась вазочка с аппетитными ледяными шариками.

— Как у вас все аккуратно, — улыбнулся коренастый дед мороз, — не то что в отделе по стратегической работе с домовыми! Потеряли пароль от скатерти-самобранки, а когда гномы починили и поставили новый, оказалось, что на скатерти завелись мини-грыглы и разукрасили ее цветочками и ягодами! Новогоднюю скатерть!

Снегурочка мелодично засмеялась и подложила коренастому мороженого:

— А вас как зовут?

— Златослав, — и без того пунцовые щеки деда мороза заалели.

— А я Ариадна, можно просто Ариша.

— Кхм, — строго кашлянул старший, — не Златослав, а Златослав Венецианович. А вам, уважаемая Ариадна Архимедовна, пора бы заняться канцелярской работой. Нужно переделывать бланки заказов и менять всю документацию.

— Как менять?! — в один голос спросили Ариадна и Филипп Аристархович и растерянно посмотрели друг на друга. — Почему?

— Повысили вас, — торжественно произнес старший и впервые за весь вечер улыбнулся, точно лучик солнышка проглянул. — Теперь вашу Службу детских заказов реструктурируют в Службу помощи одиноким. Поздравляю с почетным повышением!

При этих словах третий, молчаливый, дед мороз вытащил из заплечного мешка два значка в виде новогодней елки и прикрепил их Ариадне и Филиппу Аристарховичу.

— Поздравляю! — деды морозы принялись пожимать руки хозяевам избы. Коренастый задержал руку снегурочки в своей на секунду дольше, чем того требовал этикет.

— Пойдем мы, — бросил на прощание старший, — нам еще разбираться с Отделом по выявлению фальшивых дед морозов. Опять троих выловили! Сидят в морозильнике, подлецы, мерзнут. До скорого!

 

Проводив неожиданных гостей, Филипп Аристархович заметался по избе. Снегурочка Ариадна выложила на стол сосульки валокордина и принялась деловито приклеивать на старые бланки новенькие ярлычки с надписью «Служба помощи одиноким. Директор — Белоинеев Филипп Аристархович. Секретарь — Кокеткина Ариадна Архимедовна.»

 

— Опять повышение на мою голову, — бушевал новоиспеченный директор Службы, рукавами сметая со стола печати в виде снежинок, — стоило только привыкнуть к детям от 9 до 13 лет, как на тебе... Ах, как хорошо работалось с малышами от 3 до 5, сплошное удовольствие: пришел, послушал куклу, подарил стишок...

— Наоборот, — прошептала Снегурочка, не отрывая взгляда от бланков, но Филипп Аристархович даже не слушал.

— И как общаться с этими... одинокими? Лего же им не подаришь, хоровод не заставишь водить! Что нужно одиноким? Горе-то какое — вихрем закружился он. Под распахнутым настежь окном эту сцену с любопытством слушал высокий темноволосый мужчина, в модной приталенной дубленке и изящных, ручной работы валенках. Докурил сигарету и бросил окурок в урну-моржа. Стремительно взлетел по крыльцу.

— Привет, отец! Ариночка, детка, хорошеешь с каждым днем. — Снегурочка хихикнула и благосклонно улыбнулась гостю. Филипп Аристархович скривил лицо:

— Каким ветром, сын?

— Перенесли заседание, впрочем, нам с клиентом это на руку, успеем проработать стратегию защиты.

— Охота тебе возиться с этими уголовниками!

Молодой человек беззаботно хохотнул:

— Да ладно тебе, па, все никак не можешь смириться с тем, что я профессии Деда Маразма, то есть Мороза предпочел нормальную карьеру! А ты, я смотрю, совсем не в духе? Опять тайком заменили коробки с барби на партию резиновых женщин?

— Хуже, — мрачно сообщила Ариадна. Филипп Аристархович нервно жевал валокординовые сосульки. — Нас реструктуризовали, будем теперь заниматься одинокими взрослыми.

— Вот так, Аркаша, — горестно вздохнул Филипп Аристархович и в подробностях живописал утренний визит.

Молодой человек, названный Аркашей, однако не пожелал проникнуться серьезностью ситуации.

— Так радоваться надо, отец! Будешь разносить не айфоны, а вставные челюсти и календари с Джорджем Клуни. Теперь тебе не придется читать «Гарри Поттера» и «Сумеречную сагу». Наконец-то посмотришь «Секс в большом городе». Одинокие старушки научат тебя вязать шарфы и играть в домино. Не работа — сказка!

Филипп Аристархович мрачно дожевал последнюю сосульку и механически сунул в рот кончик пушистой бороды. Ариадна деловито снимала со стены постеры с бесноватой Беллатрисой Лестрейндж, пытающей Гермиону, и на их место вешала новые, на которых Скарлетт О'Хара и Ретт Батлер застыли в красивом, но неестественном поцелуе.

— Тьфу! — сплюнул в сердцах Филипп Аристархович и отвернулся к окну. Пять минут прошло в тишине. Аркадий музыкально барабанил по столу пальцами, словно силился принять решение. Наконец, определился, сбросил с себя дубленку, подошел к окну и обнял старика за плечи:

— Не переживай, отец, что-нибудь придумаем...

Первого января в два часа ночи в подъезде дома 10, что на Невском проспекте, по заплеванной конфетти лестнице устало поднимался Дед Мороз с всклокоченной бородой и лихорадочно блестящими глазами. Держа в руке список, он внимательно разглядывал двери на лестничной клетке пятого этажа, и наконец остановился перед одной.

Неужели последняя! — пробормотал он себе под нос и решительно нажал кнопку звонка. На пороге появилась нарядная девочка, на вид лет десяти-одиннадцати. Она удивленно уставилась на Деда Мороза, который, в свою очередь, округлил глаза:

— Э-э, девочка, ты одна дома?!

— Нет, с тетей...

— С тетей — это хорошо! — приободрился дед Мороз и пригладил вспушившуюся бороду. — А я вам подарочки принес.

— Тетя, сюрпри-из! — торжествующе крикнула девочка вглубь квартиры, — А говорила, больше подарков не будет!

В коридор выбежала девушка в длинном в пол, зеленом платье. Волосы были уложены вокруг головы короной. Глаза цвета миндаля искрились смехом и удивлением.

— Маша, — сказала она девочке, — принеси дедушке морса с кухни. Видишь, он устал.

Когда девочка умчалась, хозяйка понизила голос:

— Извините, но мы не заказывали праздник. Наверное, вышла ошибка...

Дед Мороз снова заглянул в список:

— Невский, десять, квартира тридцать один? Русалкина Анна Степановна?

— Нет, — растерялась девушка — это моя мама. Но она уехала к родственникам...

Дед Мороз внимательно оглядел девушку, задержался глазами на правой руке. Кольца не было. Глянул, на всякий случай, на левую — пусто. Улыбнулся:

Значит, я к вам! Никакой ошибки, самое обычное волшебство. Вы вдвоем празднуете?

— Да, с племянницей — девушка неловко посторонилась, пропуская гостя в квартиру, — Меня зовут Нина. А вы из какого-то агентства?

— Из социальной службы, помогаем одиноким девушкам — подмигнул Дед Мороз и заглянул девушке в лицо. — Вы одиноки?

Нина вспыхнула яблочным румянцем, но глаз не отвела.

— Ну, в общем, да...

— И я, в общем, тоже.

 

Два часа спустя Маша заснула прямо на руках у тети. В одной руке она сжимала новую заколку, другой обнимала огромную куклу. Дед Мороз помог хозяйке перенести девочку в кровать.

— Вам еще не пора? — шепотом спросила Нина.

— Я никуда не спешу. А вы хотите, чтобы ушел?

— Нет, — засмеялась Нина, — пойдемте тогда допьем шампанское.

В гостиной было уютно и тепло. Нина зажгла свечи.

— А можно я разденусь? — озорно сверкнул глазами Дед Мороз и засмеялся, увидев ошеломленное лицо девушки, — в костюме и бороде жарко.

— Так вы все-таки ненастоящий? — разочарованно сказала Нина. — А я вам поверила, Аркадий!

И так же озорно взмахнула ресницами. Под бородой и шапкой обнаружился молодой человек очень приятной наружности.

— Как ненастоящий? — возмутился Аркадий и тряхнул посохом, — просто вы не выполнили магический ритуал, который позволяет волшебству ожить!

— Какой ритуал? — Нина снова перешла на шепот.

— Неужели вы не читали в детстве сказки? «Спящую красавицу», например? Чтобы совершить чудо, принц должен поцеловать принцессу.

— Но то принц! А в сказках про деда Мороза никто не целуется!

— Пора это исправить! — Аркадий шагнул ближе и обнял клиентку Службы помощи одиноким, которая к этой самой Службе уже не имела ни малейшего отношения.

 

После многочисленных репетиций ритуала, за которыми чуть было не забыли, что им предшествовало, Нина все же капризно протянула:

— А как же маленькое чудо?

— Что ты хочешь? — Аркадий решительно потянулся за посохом, брошенным впопыхах под елкой. Нина засмеялась, мечтательно закатила глаза:

— Отлично, поиграем в волшебство. Может, попросить диадему королевы Елизаветы? Или Букингемский дворец?.. Вот, придумала: фиалки! И чтобы зима ушла, стало тепло. Снег чтобы стаял, а под ним зеленая травка. И много-много фиалок, обожаю их!

— Дзынь! — взмахнул посохом Аркадий. — Дзынь! Дзынь!

В это время Филипп Аристархович произносил длинный, красивый тост в честь Нового года. Закончил он словами о преемственности поколений и благодарностью руководству, которое всегда идет навстречу сотрудникам. Руководство в лице разомлевшего от сытости, пухлого, под стать мешку с подарками, генерального Деда Мороза довольно кивало. Молодежь, не слушая, при первых звуках популярной песенки «Снежинки, снежинки, такие вечеринки» пустилась в пляс. Филипп Аристархович недовольно кашлянул и скоренько закончил тост. Закинул в рот рюмку антарктической наливки, закусил мороженой икрой. Крякнул, повеселел. Тронул за локоток сдящую рядом Ариадну.

— Ариша, что-то он задерживается. Как ты думаешь, ничего не случилось?

— Не волнуйтесь вы, Аристарх Филиппович, дорогой! — Ариадна нетерпеливо оборачивалась по сторонам, словно высматривала кого-то. — Аркаша — парень умный, плохого не натворит.

— Так-то оно так, только молодой еще, да и первое задание...

— Все с чего-то начинают. Вы же так долго уговоривали его продожить вашу профессию! Вон, даже «повышение» подстроить пришлось. Уж как вы сыграли, Филипп Аристархович, я сама чуть было вам не поверила, почти прослезилась!

Из толпы вынырнул коренастый молодой человек в нарядном темно-малиновом кафтане, подошел к Ариадне. Снегурочка радостно вспыхнула:

— Златик! Наконец-то!

— Прости, пингвиненок, начальство задержало. Поощрить решили, — молодой человек кивнул на рукав, на котором красовалось уже две нашивки-снежинки. — потанцуем?

Убегая, Ариадна крикнула:

— Да не волнуйтесь, Филипп Аристархович, я, на всякий морозный, выдала посох с ограниченным набором чудес. Количество чудес равно количеству одаряемых. Так что не накудесит ваш Аркаша лишнего, гарантирую!

— Аришенька, милая, что ж ты раньше-то не сказала! — обрадовался Филипп Аристархович и, весело стукнув вилкой по столу, потянулся за графином с полярным ликером, — Вот теперь можно и повеселиться!

 

Час спустя сотрудники стали расходиться. Оставались лишь дежурные, заместитель Генерального, у которого работа кипела даже в праздник, и кладовщица Доротея Ипполитовна. Последняя выводила сладкие рулады храпа прямо на рабочем месте. Неожиданный телефонный звонок заставил ее подпрыгнуть на стуле.

— Твою медведицу, — ругнулась она и подняла трубку. — Алле, хранилище! Да, Викентий Турандотович, сейчас гляну...

Все еще ворча ругательства себе под нос, лениво встала со стула и проковыляла за дверцу, на которой были изображены скрещенные елки. Обратно она вернулась уже бегом. Виноватым голосом запричитала в трубку:

— Викентий Турандотович, голубчик, вы уж извините! Снежный барс попутал! Случайно отдала ваш посох Ариадне Белоинеевой из Службы помощи одиноким. Она просила посох с ограниченным набором чудес, а я, осколок айсберга, нерка подледная, отдала ей ваш, неограниченный. Глаза-то старые, вот и ошиблась. Вы у Филиппа Аристарховича завтра заберите. Он человек аккуратный, хозяйство в строгости содержит. Вернет вам вашу палицу в целости и сохранности!

А на заиндевевшем Невском первые январские прохожие дивились на тающие сосульки, стекающие ручейками с деревьев, показавшиеся в проталинах нежные зеленые росточки и — бывают же чудеса! — бархатные, словно крылышки невесть откуда прилетевшей тропической бабочки, фиалки.

Поделиться в соц. сетях

Опубликовать в LiveJournal

8 comments

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *