Как донести информацию до читателя

Сколько раз твердили миру, что читатель любит недосказанность... Поклонники до сих пор спорят, мог ли столетний вампир зачать ребенка или нет, и обсуждают, почему волшебники способны наколдовать из воздуха любые предметы, кроме денег, а писатели все равно стремятся раскрыть всю подноготную персонажей и созданного мира уже на первых страницах. Вот буквально сходит герой с космического корабля и сразу начинает размышлять о судьбе и истории планеты:

«Баст покатал ногой синие камешки под ногами, да, нескоро ему, по видимости, удастся привыкнуть к этой всепоглощающей синеве, в которую Ориония была завернута, как в мантию. Историки полагают, что синим цветом почва на планете обязана падению нескольких гигантских метеоритов 2 000 лун назад. В результате метеоритного дождя произошла сложная химическая реакция с насыщенными ураном почвами Ореонии...».

Из рукописи начинающего автора

И дальше идет лекция на десяток страниц. Баст пытается кратко изложить читателям всю историю создания планеты, попутно стараясь впихнуть в лекцию сведения о государственном устройстве и социальной организации общества.

Нужны ли эти сведения читателю? Наверное, хотя бы частично нужны, чтобы помочь разобраться в устройстве незнакомого мира. Хочет ли читатель получить эту информацию в виде лекции? Вряд ли. Какие тогда варианты, кроме вываливания информации на читателя, остаются?

Как минимум, следующие:

1. Диалог. Самый очевидный способ дать необходимые сведения читателю — это «прогнать» их в диалоге между персонажами. Но тут тоже стоит проявить осторожность! Если диалог слишком явно нацелен на «посторонние уши», читатель может заскучать. Так что автору нужно подумать о том, как изящно ввернуть сведения в беседу героев, не заставляя их углубляться в бесконечные «А помнишь...».

Интересные примеры, как нужно и как не нужно писать диалоги, приводит Александр Молчанов в «Букваре сценариста»:

«Герои должны разговаривать между собой, а не со зрителями. Думаю, всем много раз приходилось видеть в кино сцены вроде вот следующей.

Два детектива сидят в машине.
1-й ДЕТЕКТИВ
Ты избил подозреваемого, это недопустимо. Я знаю, с тех пор как погибла твоя жена и дочь, ты немного слетел с катушек…
2-й ДЕТЕКТИВ
Бедная Мария и малышка Энни! Грабители расстреляли их из помповых ружей и успели сбежать за десять минут до того, как я вернулся домой.

Если бы я получал сто долларов каждый раз, когда вижу такую сцену в кино… в общем, жалко, что я не получаю сто долларов каждый раз, когда я вижу такую сцену в кино.
Этот диалог плох, потому что детективы озвучивают информацию, которую они оба знают. Эта информация — для нас, а не для них.
Эту же сцену можно написать так, что между героями будет конфликт, и один из них узнает информацию, которую он не знал раньше.

1-й ДЕТЕКТИВ
Что ты вытворяешь, Джон! Еще одна жалоба, и тебя выпрут из полиции. И если ты думаешь, что гибель твоей жены и ребенка послужат достаточным оправданием для избиения подозреваемого…
2-й ДЕТЕКТИВ
У него было помповое ружье.
1-й ДЕТЕКТИВ
И что? Он даже не успел пустить его в ход.
2-й ДЕТЕКТИВ
Потому что в этот раз я успел вовремя! (Плачет). Барни, я ведь тогда опоздал всего на десять минут…
1-й ДЕТЕКТИВ
Почему ты не сказал это парням из отдела внутренних расследований?
И т. д.»."

Разновидность этого варианта — беседы героя с наставником. Часто в выдуманных мирах, где требуется особенно много пояснений, героя сопровождает проводник или наставник, дающий пояснения в процессе продвижения к цели.

«— Ты меня извини… плохой я рассказчик, Гарри, — виновато произнес Хагрид. — Но так грустно это… я ж твоих маму с папой знал, такие люди хорошие, лучше не найти, а тут… В общем, Ты-Знаешь-Кто их убил. А потом — вот этого вообще никто понять не может — он и тебя попытался убить. Хотел, чтобы следов не осталось, а может, ему просто нравилось людей убивать. Вот и тебя хотел, а не вышло, да! Ты не спрашивал никогда, откуда у тебя этот шрам на лбу? Это не порез никакой. Такое бывает, когда злой и очень сильный волшебник на тебя проклятие насылает».

«Гарри Поттер и философский камень» Роулинг

2. Анализ информации, осмысление ее героем. Читателю интересно следить за ходом мысли героя, который пытается разобраться в какой-то проблеме. Если герой при этом пытается осмыслить и структурировать новую для себя информацию, читатель, наблюдая за этим, чувствует себя сопричастным к тайне, к расследованию. В результате, нет ощущения «прочитанной лекции».

Так, в «Псоглавцах» Алексея Иванова герой (вместе с читателем) ищет сведения о загадочных существах в интернете:

«Кирилл вздохнул, допил кофе, вернулся к ноутбуку и сел за парту. Он вывел на экран Google и вколотил запрос: «псоглавцы». Он ожидал штук пятьдесят ссылок и пару картинок. И душа дрогнула, когда поисковик выдал 15 тысяч результатов и 360 изображений».

Кстати, то же самое делает Белла Свон в «Сумеречной саге» Майер, чтобы понять, что происходит с симпатичным ей одноклассником. А девочка Лиза в книге Лорен Оливер «Прядильщики» просто записывает на листе бумаги все, что няня рассказывала об ужасных похитителях душ:

«... Девочка взяла тетрадь и стала делать заметки — для себя самой, — которые назвала: „Все, что я знаю о Прядильщиках и их привычках“».

3. Вставки — всевозможные выдержки из дневников, письма, статьи и заметки в газетах, новостные сообщения, объявления, легенды, истории -все это тоже дает возможность донести информацию до читателя. Борис Акунин блестяще использует этот инструмент в детективах:

— новостная заметка в газете:

« Первый московский эстернат
Известная английская благотворительница баронесса Эстер, радением которой в разных странах устроены так называемые „эстернаты“, образцовые приюты для мальчиков-сирот, объявила нашему корреспонденту, что и в златоглавой, наконец-то, открылись двери первого заведения подобного рода. Леди Эстер, с прошлого года начавшая свою деятельность в России и уже успевшая открыть эстернат в Петербурге, решила облагодетельствовать и московских сироток…»

«Азазель»

— бандероль с заметкой:

«В ходе грунтовых работ при строительстве здания районной администрации в г. Кромешники (Костромская область) обнаружен каменный подклет, который, очевидно, принадлежал к ансамблю вотчинной усадьбы графов Матфеевых, сгоревшей в 1744 году. Члены областной Археологической комиссии обследовали подземелье, простучали стены и нашли тайник небольшую нишу, заложенную двумя кирпичами белого цвета. Внутри оказался кожаный сундучок с предметами, по всей вероятности, относящимися к середине XVII века: уникальный бронзовый будильник гамбургской работы и золотой медальон с латинскими инициалами «С. v. D», а также правая половина свитка, написанного скорописью. Будильник и медальон переданы в городской краеведческий музей, свиток отправлен на хранение в ЦАСД».

«Алтын-Толобас»

фрагмент из отчета о патолого-анатомическом исследовании тела:

«…Однако, если причина смерти лорда Литтлби (труп № 10) ясна и необычным здесь можно счесть лишь силу удара, расколовшего черепную коробку на семь фрагментов, то с №№ 1–9 картина была менее очевидна и потребовала не только вскрытия, но и химико-лабораторного исследования. Задачу до некоторой степени облегчил тот факт, что Ж. Лесаж (№ 7) в момент первичного осмотра был еще жив, и по некоторым характерным признакам (булавочные зрачки, замедленное дыхание, холодная липкая кожа, покраснение губ и мочек) можно было предположить отравление морфием».

«Левиафан»

4. Флешбэк или ретроспектива — «обратный кадр», взгляд в прошлое, когда читатель «переносится» в прошлое и видит события, происходившие ранее. В фэнтези-литературе есть модное поветрие — начинать книгу с флешбэка, с какой-то эффектной, яркой сцены в прошлом, и только потом переносить читателя в настоящее. Так, у Кирстен Гир «Рубиновая книга» начинается с пролога, действие которого происходит в 1912 году. 

Это основные приемы, позволяющие донести информацию до читателя. Вы можете компоновать их по своему усмотрению, памятуя о том, что, чем разнообразнее ваш текст, чем более причудливо переплетаются сюжетные линии, тем больше интереса он представляет для издателя и читателя.

Также вы можете прочитать про то, как сохранить интерес читателя к происходящему в книге, в статье «Саспенс или правила писателя-садиста»

Поделиться в соц. сетях

Опубликовать в LiveJournal

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *