КАК СДЕЛАТЬ КНИГУ ТРЕХМЕРНОЙ...

Совсем начинающие авторы описывают чувства героя словами: «она вдруг ощутила леденящий душу ужас...», «о, как он был счастлив в эту минуту!».  Опытные писатели описывают чувства через действия героя и  переносят ощущения и мысли персонажей на окружающую обстановку.   Например, с помощью описаний природы можно передать и атмосферу, и настроение. Авторы-профи задействуют всего несколько образов. Так, в книге «Ребекка» писательница Дафна Дю Морье задействует всего два образа: рододендроны и море. Эти два образа постоянно сопровождают главную героиню, выполняя три функции: 1) показать настроение персонажа 2) создать саспенс — напряжение, которое возрастает по мере развития событий 3) все время напоминать о предыдущей хозяйке поместья.

Вот как это происходит:
Начало романа, героиня подъезжает к поместью мужа, ее мучают тревожные предчувствия:

Внезапно впереди показался просвет, затем клочок неба, и через минуту темные деревья отодвинулись, поредели, безымянные кусты исчезли, и по обе стороны поднялась высокая багрово-красная стена. Нас окружали рододендроны. Их появление было так внезапно, что поразило, даже испугало меня. Кто мог ожидать их в лесу? Я не была готова к встрече с ними. Они вселили в меня трепет своими пурпурными лицами, в несметном количестве громоздившимися одно над другим; не было видно ни веточки, ни листика, ничего, кроме кровавого багрянца. Эта фантастическая буйная поросль не была похожа ни на какие рододендроны из тех, что я видела раньше.
Я взглянула на Максима. Он улыбался.
— Нравится? — спросил он.
Я сказала ему «да» чуть не шепотом, я не была уверена в том, правду ли я ему говорю: для меня рододендрон всегда был скромный домашний цветок сиреневого или розового цвета, который растет на аккуратных круглых клумбах почти в каждом саду. А эти чудовища, вздымавшиеся к небу, сплотившие свои ряды, как батальон, слишком прекрасны, думала я, слишком могучи, они вообще не цветы.

Встреча с сестрой мужа, надежды на счастье:

Здесь не было темных деревьев и густого подлеска, по обе стороны тропинки росли азалии и рододендроны, не кроваво-красные великаны, как у подъездной аллеи, а розовые, белые и золотистые; воплощение изящества и красоты, они склоняли свои прелестные нежные головки под ласковым летним дождем.
Воздух был напоен их запахом, душистым и опьяняющим, мне казалось, будто этот аромат — самое их существо — смешивается с быстрыми водами ручья, пронизывает падающий дождь и влажный густой мох под ногами. Не слышно было ничего, кроме журчания струй и тихого шелеста дождя. Когда Максим заговорил, голос его тоже звучал мягко и тихо, словно он приглушил его, не желая нарушать тишину.
— Мы называем это место Счастливая Долина, — сказал он.

И тут же в игру вступает море, начинается прилив, волны разбиваются о скалы, и снова рождается предчувствие беды:

Начался прилив, волны с плеском набегали на берег. Низкие скалы покрыло водой, морские водоросли полоскались на камнях. Мы нашли толстую доску и оттащили ее подальше. Максим обернулся ко мне со смехом и откинул волосы с глаз, а я закатала рукава макинтоша, намокшие от брызг. А потом мы оглянулись вокруг и увидели, что Джеспер исчез. Мы звали его, мы свистели, но все было напрасно. Я тревожно поглядела на вход в бухту, волны с шумом разбивались о скалы.

Дальше дни тянутся в тревожном ожидании, главные настроения — скука, тоска, но героине пока еще удается отгораживаться от неприятных ощущений:

Море я видела с террасы и лужаек. Оно выглядело серым и неприветливым, мимо маяка на мысу катились к заливу огромные валы. Я представляла, как они устремляются в бухточку и с грохотом разбиваются о скалы, а затем — быстрые и мощные — накатываются на отлого спускающийся берег. Когда я выходила на террасу и прислушивалась, до меня доносился издалека приглушенный рокот моря, печальный и мрачный. Унылый, упорный звук, не затихающий ни на миг. Летели на сушу чайки, крича и хлопая распростертыми крыльями. Я начала понимать, почему некоторые люди не выносят шум моря. Порой у него был тоскливый, заунывный звук, и самое его упорство, и бесконечно чередующийся грохот и шипение резали ухо, действуя на нервы, как неблагозвучная песня. Я радовалась, что наши комнаты находятся в восточном крыле и я могу высунуться из окна и поглядеть вниз на розарий.

Герой уезжает, героиня остается одна, у нее есть время разобраться в себе, поэтому основные эмоции — тихое счастье, радость спокойствия:

Мы двинулись дальше по направлению к берегу. Шел отлив, море казалось далеким и спокойным. Оно было похоже на огромное безмятежное озеро. Мне так же было трудно представить его бурным, как трудно летом представить себе зиму. Ветра не было, волны с тихим плеском набегали на скалы, оставляя лужицы, сверкавшие под лучами солнца.

Вдруг героиня встречает местного чудака, он говорит несколько слов о бывшей хозяйке поместья, героиня встревожена, и море тут же зеркально отражает ее настроение:

Я оглянулась на бухту через плечо. Начался прилив, за стеной волнореза медленно кружились воронки. Бен исчез за скалами. Берег опять опустел. В просвет между темными деревьями была видна лишь каменная дымовая труба. Меня вдруг охватило необъяснимое желание побежать.

Муж возвращается домой, героиня чувствует себя увереннее:

Шум прибоя в бухте отступил вдаль. Должно быть, шел отлив. Снова зажужжала пчела, приостановив свой полет, чтобы сесть на цветы каштана над нами.

И так на протяжении всего романа: два образа, море и цветы, постоянно сменяя друг друга, отражают настроение героини, создают атмосферу книги. Всего два образа, но уже к середине книги напряжение просто невероятно! Дафна дю Морье — несомненный мастер саспенса, недаром Хичкок, еще один гений саспенса, так любил ее творения.

Если вы еще не использовали этот прием, его стоит взять на заметку. Нужно найти несколько центральных образов, которые будут ключевыми для книги и смогут отразить атмосферу должным образом, и по мере развития сюжеты вплетать в них настроение и ожидания героя. Вот вам один из способов создать 3D-изображение, в котором фантазия читателя сможет разгуляться вволю.

А вы можете выделить несколько ключевых образов книги, над которой сейчас работаете?

Поделиться в соц. сетях

Опубликовать в LiveJournal

2 comments

  • Олеся Гаранина

    удивительно. На меня-то как раз «Ребека» произвела совершенно другое впечатление. Никакого саспенса, страха и ужаса, только ощущение беспомощности и несостоятельности главной героини, как будто она маленькая девочка. И этого еще чувства злости по отншению к ней. Читала книгу в молодости и не обращала внимание на разные литературные приемы.

    Спасибо за эту статью, обращу внимание на книгу именно с данной точки зрения. Очень красивый способ передать настроение, возьму на заметку.

    • Дарья Корж

      Олеся, возможно, дело было в переводе. Есть один перевод «Ребекки», совершенно ужасный! Я писала развернутый пост об этом переводе, если интересно, поищу...

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *